Noradyn
Когда-то давно мне хотелось спасти всех раненных в жопу на этой планете, но бог оказался на высоте и меня не услышал.
Сегодня наблюдала встречу Горлума и Кольца, когда случайно засветила папоротник, который цапнула себе в террариум с какой-то скалы в Абхазии, перед К.
К. заявила, что это какой-то охренеть клевый папоротник, обозвала его умным латинским словом, сказала, что он давно был ботсадом утрачен, и что это просто замечательно, что я его привезла. Ну, папоротник клевый, не спорю. Но я вот, честно говоря, еще на первой своей полевой практике отчаялась в них разобраться, ибо если какие-нибудь там орляки и голокучники друг от друга отличаются хорошо, то щитовники с кочедыжниками, или там фигоптерисами, я не различаю ну вообще. А от Кавказских костенцов, криптограмм и прочих многоножек иногда хочется выть, хотя они совсем разные, но много их, и расти могут в самых неожиданных местах.

Цетерах официнарум теперь сидит на коллекции, а я задумчиво почесываю тыкву. Ибо уже не в первый раз это ботсадство меня озадачивает. Я-то все травки с Кавказа привыкла оценивать как-то по другому. Вот эритрониум или там горянка - это хорошая, годная ботва, а какого-нибудь там дороникума там настолько дофигища, что его уже и не воспринимаешь, как что-то стоящее. Так вот и оказывается, что в ботсаду - ну кто бы мог подумать - не хватает какого-нибудь ценного лопуха, мимо которого я хожу с закрытыми глазами.

А еще я в Абхазии сломала-таки свою лопатку. Надо теперь как-нибудь разориться на нормальную саперную, ибо при всех своих недостатках хорошая саперная лопатка все равно весит меньше, чем хороший совок, который не сломается на первой же сцилле, засевшей между камней.

@темы: ботаническое